Российские разработчики предлагают создать САПР для электроники: инновационный шаг за 30 млрд

Разработчики игр и ПО

«Суверенные» решения для проектирования за 30 милиардов

Консорциум отечественных разработчиков системного программного
обеспечения «Базис», среди учредителей которого разработчики системного ПО
«Аскон», «Скан», Eremex, Omega, Институт инженерной физики и Ассоциация
электронного машиностроения, в апреле 2022 г. направил в Минпромторг
предложение по выработке стратегии развития российских систем автоматизированного
проектирования (САПР). Об инициативе сообщает «Коммерсант» со ссылкой на
источники, близкие к регулятору.

В рамках стратегии планируется разработать российские САПР,
которые можно использовать для проектирования электроники. Реализация
масштабного проекта, по оценкам «Базиса», может стоить 20-30 млрд руб.

Инициатива прозвучала на фоне решения американских
разработчиков САПР для проектирования электроники Synopsys, Cadence и Mentor
Graphics прекратить продажу лицензий в России и отказаться от обновлений уже
приобретенного ПО.

САПР для судостроения и не только

Как разместить ИТ-решение на «Гостехе»
поддержка ит-отрасли

Летом 2021 г. также было подписано соглашение о создании консорциума
российских разработчиков систем САПР, участниками которого стали «Русатом —
цифровые решения», РФЯЦ-ВНИИЭФ, инженерно-технический центр «Джэт», «Топ
системы», «3В сервис» и «Фидесис». Консорциум собирался работать на
обеспечение технологической независимости российских промышленных предприятий и
научно-исследовательских организаций в области систем суперкомпьютерного
моделирования и инженерного анализа. Цель проекта — обеспечить цифровую
независимость российской экономики в области инженерного ПО, прежде всего
предприятий стратегических отраслей промышленности.

Внешние рынки: еще много работы

— Удалось ли вашей компании успешно выйти на внешние рынки?

— У нас есть заказчики во многих странах, практически на всех ключевых рынках. Но их не так много, как нам хотелось бы. Причин, по большому счету, две. Первая — это высочайшая конкуренция. Практически во всех европейских странах и в США рынки инженерного ПО сформированы. Новых рабочих мест инженерного ПО закупается очень мало. Вторая — чтобы качественно отрабатывать любой рынок, надо не просто перевести интерфейс продукта на язык страны. Под него надо локализовать весь бизнес, выстраивать продвижение полного цикла, вести массовую работу с заказчиком, создавать техническую поддержку партнеров и заказчиков, вкладываться в рекламу и маркетинг. Именно так мы работаем здесь, в России, где у нас более 12 тысяч заказчиков. По нашим оценкам, затраты на один крупный региональный языковый рынок (пример — немецкоязычная связка Германия — Австрия — Швейцария) составляют примерно миллион долларов в год со сроком выхода на рентабельность в течение трех–пяти лет. Таких инвестиций мы себе позволить пока не можем, российский рынок просто не генерирует такой прибыли.

Но не все так однозначно. У нас есть проект — геометрическое ядро* C3D (именно оно используется в «Компас-3D»), которое разрабатывает наша дочерняя компания C3D Labs. На данный момент, по независимым оценкам экспертов в этой отрасли, наше ядро попадает в рейтинг трех наиболее часто применяемых в мире. САПР в мире десятки, ядер всего пятьшесть. Успешных три, и наше — одно из них.

Говоря о внешних рынках, нельзя забывать о других участниках консорциума. Например, компания ТЕСИС, разработчик продуктов для гидрогазодинамических расчетов, представлена на зарубежном рынке очень успешно. Ее продукты применяют ведущие корпорации. Например, их решения для шинной индустрии используют и Goodyear, и другие компании. ТЕСИС также является участником проекта «Живое сердце», который ведет корпорация Dassault Systèmes, один из ведущих разработчиков инженерного ПО в мире. Задача проекта — моделирование процессов, протекающих в человеческом сердце, в том числе с учетом его гидродинамики.

— А на развивающихся рынках (Китай, Индия, другие развивающиеся страны) какие перспективы?

— В Индии у нас есть и партнеры, и проданные лицензии «Компас-3D». Но их не так много, как хотелось бы. Часть наших продуктов попала в Индию по линии военно-технического сотрудничества вместе с отечественной техникой.

А с Китаем все гораздо сложнее. Отечественные вендоры сходятся в том, что Китай — самый сложный рынок. С ним надо работать, понимая, что твои технологии и знания могут скопировать, оставив разработчика ни с чем. Это не говоря о межъязыковых барьерах. Но все же мы смотрим на этот рынок с большим интересом.

Новые тренды

— Представители западных компаний — разработчиков инженерного ПО, с которыми я беседовал, сейчас говорят, что чуть ли не главное направление их разработок — облачные технологии. И еще одна «фишка» — применение искусственного интеллекта. Насколько это все для вас актуально?

— Упомянутые вами решения — это дорогие, по сути эксклюзивные, решения, которые по карману, по силам и по уму лишь крупным и самым современным предприятиям. Иногда наши заказчики просят: «Объясните попроще». И мы видим свою миссию в трансфере технологий не только из-за рубежа в Россию, но и из тяжелых, сложных наукоемких сегментов в массовое производство, где существуют те же самые потребности.

Эти технологии надо изучать и «приземлять» к задачам наших заказчиков. Кроме искусственного интеллекта или облачных технологий есть еще большие данные, есть много чего другого. И по всем ним нужно сформировать оптимальную стратегию применения. Например, сейчас мы формируем позицию по искусственному интеллекту: поддерживаем ли сегодня и как будем поддерживать в наших решениях в будущем. Такие вопросы рассматриваются в рамках научно-технического совета консорциума. Как только мы сформируем понимание, как сделать труд наших пользователей эффективнее с помощью этих технологий, мы их обязательно применяем.

Что касается облачных технологий, то всегда надо смотреть, на какой рынок вы с ними идете. Если речь идет об ОПК, то они вряд ли массово применимы из-за ограничений информационной безопасности. А вот для сферы услуг или малого бизнеса облачным технологиям альтернативы в будущем нет. При рассмотрении «облаков» очень часто возникают вопросы защиты интеллектуальной собственности: «А как я на чужом сервере обеспечу сохранность своих проектов?» Хотя, с моей точки зрения, данные на облачном сервере даже лучше защищены, чем на сервере небольшой частной компании, где их можно на флешке иногда унести. Поэтому если говорить о крупных предприятиях с высокими требованиями к информационной безопасности и к интеллектуальной собственности, то нас интересуют не просто облачные технологии, а веб-технологии, технологии мультиплатформенности.

— То есть частное облако?

— Не только. Это практически уже не облачное решение, это уже новая технология создания и развертывания ПО. Поэтому мы прагматично их рассматриваем для следующих поколений PLM-продуктов. Но пока наши основные заказчики — это средние и крупные предприятия, которые только присматриваются к тому, как перестроить свои процессы, чтобы решать основные производственные задачи одновременно с вопросами информационной безопасности, защиты интеллектуальной собственности и применения новых информационных технологий.

Rate article